Главная Просвещение Статьи РАЗОМКНУТЬ КРУГ


РАЗОМКНУТЬ КРУГ

28.10.2016 11:02
Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Недостаток времени, неспособность противостоять суете, отличать главное от второстепенного, синдром хронической усталости и, как следствие, постоянное отлагательство того, что связано с областью жизни духовной, «на потом», «на завтра», «до лучших времен» — все это, наряду со многими другими подобными болезнями, давно стало приметой нашего времени с его бесконечной гонкой, спешкой, беличьим, неостановимым бегом в колесе попечений и дел.
И, безусловно, понимание того, как разомкнуть этот круг, вырваться из него, как самому научиться управлять его движением, вместо того чтобы день за днем подчиняться привычной инерции, не будучи в силах ее преодолеть, в высшей степени важно. Важно для любого человека и тем паче для верующего, сознающего, что каждая прожитая минута приближает его к порогу вечности, что время вспять не обратить, и все, что мы не успеем в себе исправить, чего не успеем приобрести, так и останется неисправленным и неприобретенным.

И абсолютно правы те, кто стремится разработать (хотя бы для себя лично, не претендуя на универсальность) некую систему «тайм-менеджмента», которая позволила бы, точно проводя границу между важнейшим, важным, желательным, допустимым и совершенно ненужным, а значит, вредным, не смешивать все это, но, установив определенную, раз и навсегда выверенную иерархию жизненных приоритетов, сообразовывать с ней свое бытие, избегая надрыва, оставаясь человеком, способным жить ответственно, разумно и при том свободно, а не превращаясь в какое-то подобие пресловутого раба на галерах.

Нельзя разделить свою жизнь на две части: жизнь христианскую и жизнь «обычную». Жизнь одна, и она должна быть целостной, не разорванной и не расколотой. Но в ней тем не менее есть то, что необходимо отдавать Богу (или, точнее, своей собственной душе, потому что не Господь, разумеется, а она в этом нуждается), и то, что необходимо отдавать «кесарю» (тут речь об обязанностях внешних — их тоже необходимо выполнять с памятью о Боге, в духе евангельском, но все же они условно могут быть названы именно внешними). И то, что для Бога, для души, нужно поставить на первое место. На практике это выглядит так. У нас есть молитвенное правило — то или иное. Есть круг духовного чтения, первое место в котором занимает (или должно занимать) Священное Писание. Есть дни — праздничные, воскресные, когда мы бываем (должны бывать) в храме. И вот все это должно превратиться в некие константы нашей жизни, в то, что будет в ней присутствовать в любом случае, если только мы не оказались на одре болезни или не приключилось какое-то стихийное бедствие.

Ко всему этому нужно относиться как к делам первостепенной важности. То есть что бы ни происходило, но день мой должен начаться с молитвы. Так и никак иначе. И если мое молитвенное правило состоит не только из утренних и вечерних молитв, то я не буду откладывать большую его часть на вечер, зная по опыту, что приду домой усталым, вымотанным, неспособным уже, может быть, на молитву продолжительную и внимательную. Я постараюсь больше помолиться с утра, когда мое время еще мое, когда ничто еще не вторглось в него, когда у врага гораздо меньше возможности искушать меня через людей и обстоятельства, когда бороться мне нужно лишь с собственным саможалением и нерадением.

И, когда у меня выдастся свободное время в течение дня, я буду твердо знать, что сначала прочту несколько глав из Евангелия и Апостола, хотя бы десяток страниц из той или иной душеполезной книги, а уже потом буду просматривать почту, новости в Интернете или перейду к каким-то другим видам «отдыха». Или не перейду даже.

И на время богослужения я ничего другого планировать не буду, все — потом.

И лишь обеспечив, отвоевав у суеты, забот, мира это необходимое мне пространство, в оставшееся время я буду заниматься всем остальным — работой, текущими делами, тем, без чего не обойтись. Причем трезво понимая, что никакого ущерба все эти дела от такого распределения приоритетов не потерпят: оставшееся от молитвы время — это большая часть жизни. Не говоря уже о том, что опыт свидетельствует: если человек ищет прежде Царства Божия (см.: Мф. 6, 33), то Господь обязательно Сам позаботится о нем во всем, в чем это действительно ему необходимо, и ничего из на самом деле потребного человек не будет лишен.

Что же до дел внешних, то свой порядок необходим и в них. Да, конечно же, и круг обязанностей, и характер работы, и обстоятельства у человека могут быть очень различными, так же как и его физические силы, и нервная система, и состояние здоровья в целом. Но основополагающие принципы отношения к своим занятиям стандартны. Это распорядок или план, которому по возможности (то есть настолько, насколько это от нас зависит) должна быть подчинена наша деятельность. Это то же разграничение перво‑, второ- и третьестепенного, которое необходимо во всем, чем бы мы ни занимались. Это (насколько опять же мы можем этим управлять) правильная организация процесса, при которой мы выделяем для себя время, когда сосредотачиваемся на выполнении одной задачи и не отвлекаемся на другие. То есть определяем: сейчас я пишу текст, потом просматриваю присланные мне отчеты, потом разбираю почту, потом отвечаю на пропущенные звонки и делаю те, которые нужно сделать мне самому, потом общаюсь с сотрудниками, потом обедаю. Если пытаться делать это одновременно, от одного перебегая к другому и тут же кидаясь обратно, то производительность труда это существенно снизит, а усталость будет куда больше, не говоря уже о том хаосе, который будет царить внутри.

Различия между людьми — в силах, здоровье и обстоятельствах — необходимо учитывать, этого требует элементарный здравый смысл, ведь наша цель заключается не в том, чтобы выложиться «на все сто сейчас», а потом совершенно обессилеть. Мы должны распределять свои силы так, чтобы их хватило на годы труда.

Повторюсь: жизнь не должна делиться на две части, она по сути своей едина. Но и человек не должен делиться, однако делится, по слову апостола Павла, на ветхого и нового, причем так, что если один из них становится сильнее, то другой непременно слабеет. И это отражается на жизни: бывает так, что внешнее поглощается внутренним, духовным: это происходит тогда, когда мы живем внимательно, с памятью о Боге, когда каждое дело, каждое событие, каждое обстоятельство мы оцениваем и воспринимаем духовно — как своеобразные уроки, задания, а то и самые настоящие экзамены в той школе, в которую поместил нас по Своей премудрости Господь. Но бывает и совсем иначе — когда внешнее не только поглощает все наши силы, все наше время, но и разрушает, опустошает нас изнутри. Это именно так: чрезмерная, не имеющая верных пределов поглощенность внешними делами не только приводит к тому, что у нас не остается времени и сил для жизни духовной, но и обуславливает неспособность к ней, буквально выжигая, умерщвляя в душе все то, что составляет лучшее ее содержание, что побуждает отрываться от земли и стремиться к небу.

В наше время это может происходить с человеком особенно быстро. Как ни парадоксально, но огромное количество технических средств, призванных облегчить наш труд, сделать его более удобным и продуктивным, в еще большей степени ускоряет процесс саморазрушения современного трудоголика. Неумолкающий телефон (который не где-то далеко, а всегда с собой — в кармане), беспрестанно сыплющиеся на него сообщения, электронная почта с десятками или сотнями входящих и исходящих сообщений за день, соцсети, новостные ленты, ежечасные выпуски теле- и радионовостей, реклама — аудио, на билбордах, остановках, в лифтах… Все это отвлекает на себя внимание или прямо-таки требует его, приводит к колоссальной эмоциональной усталости само по себе.

Мне кажется, очень важно правильно понимать степень той угрозы, которую представляет собой сегодня внешнее для нашего внутреннего мира. И по мере возможности снижать ее, не позволяя внешнему окончательно деформировать и уничтожать нас. И тут опять необходимо вернуться к теме упорядочивания своей жизни, к тому, что не она, не составляющие ее «процессы» должны управлять нами, а мы — ими. Евангелие свидетельствует, что и Господь, находившийся среди людей, учивший, общавшийся с ними, исцелявший их, временами уходил в пустынные места и там молился, давая тем самым образ, пример того, как должно поступать нам.

Я убежден, что без чередования работы, общения с уединением и тишиной невозможна полноценная христианская жизнь, тем более в мире современном. И каждый, кто не хочет для себя внутреннего разрушения, духовной деградации, обязательно должен задуматься о том, как правильно ему устроить свои дела, для того чтобы чередование стало возможным. Это аксиома, но она забывается и пренебрегается: должно быть время работы и время отдыха. Должно быть время «отдыха духовного» — молитвы и должно быть время отдыха эмоционального, когда ты находишься в пустынном месте или просто один. Должно быть время, когда ты можешь спокойно проанализировать свои поступки и мысли, можешь принять решения и с Божией помощью постараться воплотить их в жизнь.

Собственно говоря, с принятия этого решения — что все это должно быть — и его воплощения в жизнь и должно начаться коренное изменение жизни. Превращение ее из неправильной в правильную…

Журнал «Православие и современность» № 37 (53)

Игумен Нектарий (Морозов)
Источник: Православие и современность
14 сентября 2016 г.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Один кадр

x0a2420(1).jpg
                      
            Студия Романов-на-Мурмане
  • Календарь

Кто на сайте

Сейчас 95 гостей онлайн