Главная Просвещение Статьи СВЯТОЙ «С НАШЕГО РАЙОНА»


СВЯТОЙ «С НАШЕГО РАЙОНА»

28.10.2016 10:03
Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Оглавление статьи

1

Страница 1

2

Страница 2
Петрозаводск, как и подавляющее большинство российских городов, до сих пор грустно не удивляет названиями улиц. Коммунистическая топонимика здесь живее всех живых: улицы Крупской, Ленина, Дзержинского, Андропова и прочих товарищей, сквер имени 50-летия пионерской организации назойливо напоминают вам светлое прошлое родной страны и заставляют с тоской всматриваться в настоящее. Тоску, впрочем, могут развеять улица Лесная, речка Лососинка и целая набережная вдоль нее, носящая горделивое название Ла-Рошель – тут сразу и мушкетеры вспомнятся, и улыбка появиться может: д’Артаньян и в Карелии д’Артаньян! Несмотря на скромную Лососинку и величественное Онежское озеро.

Пройти к Онеге, кстати, можно и по единственной улице, название которой сменили: была Урицкого, а стала Александра Невского. Если свернуть с Александра Невского направо, то попадешь в Крестовоздвиженский собор, если пройдешь влево, то выйдешь к площади Кирова, где раньше стояли аж несколько храмов: Петропавловская, Воскресенская и Святодуховская церкви и небольшая часовенка. Сейчас ничего из перечисленного здесь нет – есть только памятник Сергею Мироновичу, двойник которого находится в Кондопоге. Петрозаводск – ровесник Петербурга, и можно только с печалью представить себе то великолепие храмового зодчества, которое украшало этот суровый северный край до катастрофы прошлого века. Даже скромная часовенка, и та своей скромностью напоминала о важнейших качествах христианина – смирении и твердости в вере. Напоминала не только и не столько архитектурой, наверное, сколько тем, что в ней долгое время находилась могила носителя таких качеств – блаженного Фаддея Петрозаводского. Об этом святом мы разговариваем с протоиереем Константином Савандером, служащем в Крестовоздвиженском соборе карельской столицы.

– Отец Константин, расскажите, пожалуйста, о блаженном Фаддее – первом святом Петрозаводска. Ведь он же первый святой, прославившийся в вашем городе?

– Да, это первый известный святой, чья жизнь и христианский подвиг связаны с нашим городом. Мне кажется, подвиг блаженного имеет много общего и с подвижничеством святого праведного Иоанна Кронштадтского и блаженной Ксении Петербуржской. Мы знаем, что отец Иоанн много общался с далеко не «сливками» общества, посещая места, от которых порядочные люди старались держаться подальше, и стремясь донести до отверженных свет Христа. Мы знаем также и о подвиге юродства блаженной Ксении – одном из самых тяжелых и опасных, если можно так выразиться, христианских подвигов. Всё это соединил в своей жизни блаженный Фаддей Петрозаводский – и несение Христова света отверженным, униженным и оскорбленным, и юродство Христа ради.
– Откуда же взялись эти отверженные, униженные и оскорбленные в Петрозаводске с первых дней его существования?

– Тут всё просто: город был построен вокруг завода по производству пушек. В «Жизнеописании блаженного Фаддея» говорится: «Были у царя здесь знающие инженеры; были с крепкими руками и телом рабочие; завод работал днем и ночью, снабжая армию орудиями и снарядами; но инженеры были люди нерусские, духовно чуждые своим рабочим; рабочие же были люди подневольные и недовольные царем, по указу которого их согнали сюда с разных заводов преимущественно Пермского края для тяжелой работы; много было и раскольников. В эту-то разнородную массу связующим, умиротворяющим и облагораживающим началом вошел блаженный Фаддей». Можете себе представить, что это была за «масса»! Думаю, некоторым подобием могут служить рабочие кварталы наших современных промышленных городов с их вечными задержками зарплаты, бедностью, пьянством, нуворишами на «лендроверах», недовольством правительством, претензиями к Церкви и прочими «прелестями».

– И вот во всем этом счастье начала XVII века появляется Фаддей…

– Да, появляется некий мирянин Фаддей.

– Еще раз: мирянин? Не священник, не монах, а простой мирянин?

– Совершенно верно. Родом из Олонецкого края, из какого точно села или деревни, неизвестно. Пожилой человек среднего роста, светло-седые кудрявые волосы, круглая белая борода, благообразное лицо, высокий лоб, взгляд, смотрящий вдаль, – так его описывали современники. «Он носил грубую темную свитку, кожаный пояс и жесткую власяницу… вериги с железным крестом на груди. В руках его всегда был железный посох – “старости подпора, скудоумным поправление”». Фаддей жил в уединении в маленькой хижине-келье в центре быстро растущего Петрозаводска. Выходил он из хижины для того, чтобы напомнить людям о том, что есть вещи поважнее пьянки, нуворишей, бедности и отчаяния. Проще говоря, выходил для того, чтобы показать людям Христа, поговорить о Нем, помочь приблизиться к Нему. Как мы знаем, этим же занимался и святой праведный Иоанн Кронштадтский.

– Но праведный Иоанн был, во-первых, священником, во-вторых, известным уже священником, и его появление воспринималось людьми по большей части, наверное, с почтением и уважением. А тут – какой-то неизвестный старик-мирянин… Придет такой в нашу стабильность «на районе» – многое о себе узнает. Как к Фаддею относились люди, известно?

– По-разному. Обличаемая совесть многих людей искала облегчения в оскорблениях, а то и побоях того, кто напоминал о ее существовании. Не думаю, что это помогало. Но большинство людей относились к Фаддею с уважением все-таки: они же видели, что и в тяжелых условиях можно оставаться христианином. Город отмечал его жизнь постника, молитвенность, полное бескорыстие. Бывало, давали ему какие-то деньги, а он тут же относил их бедным либо в церковь. В самой же церкви он строго следил за дисциплиной: как вспоминали современники, если кто-то начинал разговаривать на службе, Фаддей подходил и тихо делал замечание. Человек либо прекращал болтовню, либо выходил из храма. Так мы видим трех главных врагов, с которыми вел борьбу Фаддей: пьянство, произвол и неблагоговение. Постепенно люди и привыкли к тому, что рядом с ними живет человек, для которого слова Евангелия – не пустой звук по воскресеньям, а, так сказать, «конституция», основной закон. Видеть и знать живущего по такому закону подобного себе мирянина – это постоянный голос совести и утешения. Так Фаддей и стал известным и любимым.

Настолько известным, что о нем услышал и Петр I, который составил даже записку такого содержания: «Здешний мужик, которого зовут Фаддеем, который стар уже и кажется умалишенным, живет в лесу и приходит в деревню. Здесь его считают за чудо. Чего-либо худого и склонности к расколу не заметно. Поэтому я, чтобы не было какого-либо соблазна, велел к вам на заводы отвести, чтобы там его кормили до смерти». Как оказалось, император и блаженный встречались каждый раз, когда Петр приезжал на заводы. Причем блаженный очень почитал правителя России. Вот как описывается их первая встреча: по выходе из церкви народ приветствовал императора радостными криками. Вдруг из толпы выступил старец Фаддей в черной одежде, опоясанный ремнем, с железным посохом и, приветствуя Петра Великого, повергся к ногам его. Монарх был тронут почтенным видом старца и его благословениями и приказал вельможам поднять юродивого. Государь стал расспрашивать старца, кто он, откуда. Старец на все давал ответы кроткие и разумные с почтением. Он понравился государю, и тот велел всегда пропускать его прямо во дворец. Блаженный нередко захаживал к государю для бесед.

– Насколько мне известно, царь был резко против почитания юродивых в народе, ссылаясь на большое количество лжеблаженных. Почему же, по вашему мнению, Фаддей избрал этот подвиг? Если Петр был настроен весьма критически по отношению к тогдашней Русской Церкви, то почему он стал общаться, спрашивать совета у блаженного Фаддея? При его резком характере как это было возможно? Значит, не совсем обоснованно мнение, приписывающее императору чуть ли не роль антихриста? Значит, Петр все-таки прислушивался к мнению святого?


Один кадр

x0a2467(1).jpg
                      
            Студия Романов-на-Мурмане
  • Календарь

Кто на сайте

Сейчас 79 гостей онлайн